Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:36 

opalfruits
Пусть все идет, как идет
Месяц бесконтрольного дрейфа Тардис в открытом космосе, перемежаемый короткими прыжками в Прошлое и Будущее, подошел к концу. Доктор был благодарен Донне за дельный совет - месяц, проведенный в раздумьях наедине с собой, если не исцелил Повелителя времени, то помог справиться с болью утраты, точнее, утрат и, как ни странно, подарил надежду на лучшее. Хотя отсутствие ясного видения того, что будет, изрядно его раздражало.
- Тем не менее... - Доктор отложил свою Ямаху и задумался о том, как лучше сформулировать свою просьбу, свое заветное желание. Он возвращался к этой мысли на протяжении своего добровольного отшельничества, но здравых идей не возникало. Доктор проверил датчик поиска межмировых разрывов, который был запущен сразу после возвращения от Донны. Ничего...
Поддавшись отчаянию, тайм-лорд рухнул в любимое кресло и погрузился в воспоминания. Он неспешно перебрал их от первого "Беги" до последнего поворота не туда ("туда, туда, ты сам все срежиссировал").
- Сколько же времени мы потеряли, Роуз... - он нахмурился, услышав внутри себя - "Ты потерял...".
На панели управления Тардис перемигивались огоньки, делая ее похожей на новогоднюю елку. Веселая иллюминация вкупе с подсвеченными голубым дисками на стенах командной рубки, навеяла смутные воспоминания.
- Стоп! - Доктор едва не хлопнул себя по лбу - Та встреча была не последней! Сентиментальный верзила в коричневом плаще напоследок устроил прощальный тур, чтобы получить свою награду. Что он имел ввиду?
Повелитель времени в пять шагов оказался у панели управления:
- Как она сказала? "Первое января две тысячи пятого"? Ну что же, моя дорогая, попробуем поиграть с этими четырьмя цифрами? - он забил дату последней встречи с Роуз в бортовой компьютер. Едва он нажал ввод, как датчик поиска разразился пронзительной трелью - Ага, похоже мы на верном пути! У нас есть координаты? Да! - он позволил себе скупо улыбнуться и рванул на себя рычаг - Самое время получить наконец-то мою награду!
Едва Тардис скользнула в воронку Вортекса, Доктора разом накрыли старые страхи – «если она замужем, нарожала кучу детей и забыла его», «если ее отпугнет его темное прошлое или старое лицо”, и самое непереносимое - «если ее уже нет”? Но отступать, похоже, было уже поздно...

Синяя будка вынырнула из временного потока и вскоре остановилась. Доктор очнулся от раздумий, услышав необычную тишину, при посадке ТАРДИС не издала ни звука и приземлилась без единого толчка, будто села на пуховую перину.
Доктор неуверенно приоткрыл дверь и обнаружил, что они оказались на кладбище. День клонился к вечеру, поэтому вокруг не было ни души. Хотя, нет, невдалеке, в просвете между редкими деревьями он заметил темную фигуру.
На первый взгляд, тайм-лорд не обнаружил особых примет конкретного времени или пространства. Но когда на лицо упала тень огромного дирижабля, проплывавшего над ним, по спине пробежал холодок. Он понял, где находится, и какое-то чутье подсказало ему, кем может быть тот человек, что неподвижно стоял над чьей-то могилой. Древний как мир галифреец малодушно попятился было внутрь корабля, но превозмог себя и сделал шаг вперед. Створки дверей мгновенно захлопнулись за спиной безо всякого его участия.
Доктора удивила решимость, с которой он двигался навстречу той, от которой (ради которой) он когда-то бежал, не прощаясь и не оглядываясь. Но чем ближе он подходил, тем меньше слов оставалось в голове, чтобы объяснить, попросить прощения, признаться. Когда он оказался в шаге от женщины, с языка улетучилось даже простейшее "здравствуй".
Она стояла над могильной плитой, на которой было высечено"Джон Смит, любимый, друг, муж, отец" и две по человеческим меркам далеко отстоявших друг от друга даты. Несмотря на то, что он остановился в шаге от незнакомки, она не обернулась, лишь подняла голову, прислушиваясь. Доктор увидел серебряные пряди, перевившие золото волос. Сам собой сорвался вопрос:
- Какой сейчас год? – вопрос, типичный для путешественника во времени, иногда блуждавшего во временных потоках, и весьма забавлявший людей, которым он был адресован. Однако женщина лишь вздрогнула и глухо произнесла полную дату в соответствие с галактическими стандартами. Ее голос звучал немного иначе, но мелодичность и милый выговор шипящих согласных нельзя было спутать ни с чем. Доктор сделал еще один шаг и оказался совсем рядом:
- Как это произошло? - спросил он, немного прокашлявшись.
- Автомобильная катастрофа... - отозвалась собеседница - Год назад.... Он умер сразу... Даже не успел попрощаться... Впрочем, как и всегда...
Наверное, она не хотела ранить его, но слова ударили под дых:
- Ведь так, Доктор? – его награда наконец-то подняла на него по-прежнему большие, красивые, но непривычно опустевшие глаза. Доктор нахмурился, охватил ее взглядом.
Время пощадило Роуз. Сколько ей было - пятьдесят, шестьдесят, семьдесят? Ни фигура, ни осанка не выдавали возраст. Разве, что ушла юношеская пышность, и поблекло сводившее с ума сияние. Годы четче запечатлели черты, набросив на лицо и на руки тонкую сетку морщин, высеребрили волосы, чуть сковали движения. Вот пожалуй и все...
- А ты изменился… Но не так, как я… Мои годы берут свое... Я подсохла, если не сказать зачерствела... – она спрятала руки в карманы пальто, напряженно выпрямилась и глянула прямо и пытливо.
- Роуз... - голос прервался, Доктор был не в силах найти слова...
- Не надо... Не надо лгать, правда… – губы вытянулись в струнку, она на миг отвела глаза, как тогда в заливе Злого Волка, когда она то ли испытывала его, то ли справлялась с обидой.
Все складывалось не так – не так, как он надеялся, но и не так, как он опасался. Роуз была жива, свободна, сразу его узнала и, похоже, ее не отпугнуло изрезанное морщинами лицо. Но как же она была далека сейчас! Казалось, в ней не осталось и следа тепла и света - только высокие стены с редкими бойницами. Роуз ушла в глухую оборону. Не такого приема он ждал, не к этому он стремился. Вселенная отказывалась говорить с ним. «Ну что ж, видимо, я опоздал…» - тайм-лорд попытался выдавить из себя усмешку, но горечь разочарования саднила физически, и он готов был бежать, проклиная всех и вся.
Потом он никак не мог взять в толк, что же его остановило – злость ли на судьбу, потребность разобраться или все же… тоска по ее свету, который, похоже, был потерян безвозвратно. Доктор сделал то, что когда-то он проделывал тысячу раз, движение, которое стало частью его существа – он протянул ей руку…
- Вот в этом весь ты, Доктор! – ему стало легче дышать, потому что пустота в ее глазах налилась знакомым золотым светом, пусть он был сейчас скорее предвестником гнева – Ты точно знаешь, чем можно соблазнить даже такую старую безумную перечницу, как я, и безупречно выбираешь момент! Ну, кто сможет устоять перед искушением протянутой руки, твоей руки! – Роуз трясло, она почти кричала, пока еще удерживая слезы, готовые брызнуть из глаз. Тем не менее, она не стала противиться условному рефлексу, а может быть и глубоко упрятанному желанию, и вложила свою руку в протянутую ладонь, погладила ее большим пальцем, как будто знакомясь, и произнесла – Как же я тебя ненавижу!
Но разве это могло его обмануть? Доктор с трудом спрятал улыбку и свободной рукой притянул к себе золотоволосую строптивицу. Едва Роуз спрятала лицо на его груди, она разрыдалась, как девчонка, плакала долго и со вкусом, прощаясь с накопившейся обидой, злостью. Слезы рушили оборонительные сооружения, которыми она защищала раненое сердце большую часть своей жизни.
- Надеюсь, это была не твоя любимая футболка? - отстранившись, Роуз положила руку на мокрое, приправленное тушью пятно на его груди. Под ладонью перестукивались два сердца, звук, который она и не чаяла больше услышать. Но ей повезло, и уголки губ не могли не дрогнуть в улыбке.
- Не спрашивай - Доктор легкомысленно махнул рукой - Ради тебя я готов пожертвовать даже любимой рубашкой, пальто и парочкой суперновых. Все ради твоей улыбки, Роуз.
Шутка про супернову была лишней, но Роуз, вздохнув, не погасила улыбку и вскользь поинтересовалась:
- Сколько лет прошло для тебя?
- Четыре миллиарда или около того... - услышав ответ, она обронила:"Немало...", и тут же, присмотревшись к нему, улыбнулась:
- Ты изменился, Доктор, но знаешь, ты все такой же потрясающий (fantastic ;-) )! - она с нежностью скользнула ладонью по испещренному морщинами лицу - И к тому же шотландец!
- Это ты еще не видела обновленнную Тардис и мою Ямаху! - Доктор довольно хохотнул, пытаясь справиться с желанием схватить женщину в охапку и не отпускать до скончания века, но приходилось проявлять осторожность, чтобы не спугнуть свою драгоценную находку.
- Я тебя ждала, Доктор. Видишь, я научилась смирению. Если Вселенная решила, что мне надо ждать тебя, а не дырявить время и пространство в бесплодных поисках, я научилась ждать - Роуз опять стала серьезной.
- А как же мета... Джон? - таймлорд покосился на могилу.
- Мы прожили прекрасную жизнь. Он оказался невероятным человеком, лучшим из тех, что я знала. И я... я любила его, но не только... Оказалось, что пословица с глаз долой из сердца вон - она не про меня... - Роуз торопливо сменила тему, решив, что сболтнула лишнего - Ты все так же путешествуешь, спасаешь Вселенную?
- Время от времени, с переменным успехом... - уклонился от ответа таймлорд, рисуясь добавил - Стараюсь избегать геноцидов...
- В одиночестве? - Роуз надеялась, что не пожалеет о своем вопросе.
- Пока да, но полагаю, в скором времени мне понадобится спутник... Как выразился один мой друг, в одиночестве я теряю связь со Вселенной, и впоследствии жалею о том, что натворил. Прямо сейчас подступает глухота и я ищу компаньона? Ассистента? Друга?... - Доктор осторожно подбирал слова, будто шел по минному полю, не спуская глаз с лица Роуз, которое приобрело подозрительно отсутствующее выражение.
- "Рано, слишком рано!" - судорожно соображая, как можно исправить положение Доктор невзначай спросил - Не хочешь поздороваться с Тардис? Мне кажется, старушка будет рада тебя видеть.
Роуз поспешно согласилась, не отнимая руки, промокнула заплаканное лицо (Доктор счел это добрым знаком), и двинулась следом за ним к полицейской будке, укрытой в рощице на окраине кладбища.
Пока они пробирались через кусты, поскольку Доктор по привычке выбрал самый короткий и малопроходимый путь к цели, он размышлял о своих спутниках. Почему некоторые были способны узнать его с полуслова, как бы ни менялось его лицо, одежда, характер, а другие не могли признать его, даже когда он сам пытался представиться на все лады? Почему к кому-то хотелось возвратиться, а от кого-то, несмотря на безбрежные чувства, хотелось бежать? Почему кто-то связывает его с мирозданием то удавкой, то колючей проволокой, а кто-то обеспечивает беспроводное соединение? «У меня есть отличный шанс познать истину в сравнении эмпирическим путем» - Повелитель времени усмехнулся про себя.
Оказавшись около Тардис, он щелкнул пальцами. Ничего не произошло, двери шелохнулись. Доктор щелкнул еще и еще раз, не получив ответа, нахмурился и разворчался. Глупость ситуации заключалась в том, что он давно пренебрегал ключами, которые лежали в одном из ящичков в панели управления, и сейчас они с Роуз буквально оказались у закрытой двери. Он стремительно обернулся, услышав легкий смешок:
- Привет, дорогая! – Роуз прижалась щекой к нагретому заходящим солнцем крашеному дереву – Многое меняется в этом мире, но не склонность нашего Доктора к рисовке по пустякам! Что ты говоришь? «За то и любим»? Согласна с тобой на все сто!
Она не успела вытянуть из-за воротника ключ от Тардис, который был ее талисманом, как двери гостеприимно распахнулись, приглашая войти.
- Как быстро вы сговорились! – он продолжал притворно гневаться, но пропустив даму вперед, он погладил синий бок своей боевой подруги и поспешил следом за Роуз.
Женщина не торопясь вошла внутрь, огляделась и заключила:
- Тардис выглядит… шикарно! – Роуз лукаво прищурилась, напомнив Доктору о девчонке из Пауэлл-Эстэйт – Непривычно, но как раз по тебе. Ты просто рок-звезда!
Роуз бережно провела рукой по грифу гитары, пробежалась по названиям книг, обошла пульт управления:
- Здесь все про тебя, и мне нравится обновленная Тардис. Я ее люблю… - последние слова она произнесла легко, стараясь не вкладывать в них лишнего, чтобы не смутить Доктора.
Тем не менее, ему потребовалась минута, чтобы собраться с мыслями и решиться:
- Роуз, гм… если бы ты пожелала, ты, я думаю, могла бы составить мне компанию… в новой Тардис… новому-новому-новому- новому мне…
- Что ты имеешь ввиду, когда предлагаешь составить тебе компанию? – ее вопрос не был риторическим, Роуз опять пристально смотрела на Доктора и ждала ответа.
- Мы можем слетать куда-нибудь или в когда-нибудь? – неуверенно уточнил он, он физически ощущал ее растущий непокой.
- Очень смелое предложение – Роуз постаралась держать себя в руках – И ты не боишься, что у меня может не хватить сил на приключения с тобой, на беготню от киберлюдей, переговоры с далеками и прочую чехарду? Я ведь немолода, очень немолода, Доктор…
- Поверь, в моем меню есть не только далеки и сайбермены. Вот недавно я участвовал в спасении Луны. И всего дел-то было - _не_ нажать на ядерную кнопку, никакой беготни, лишь пара часов переживаний и уговоров – Доктор старался шутить, но его не на шутку волновал и это вопрос и еще несколько других.
- Ну, тогда в какой момент ты решишь, что обездолил меня, лишил семьи и попытаешься вернуть меня обратно в этот параллельный мир? – Роуз видимо решила пройти по всем его болевым точкам – Кстати, у меня восхитительная семья - Сара, Джек и Джон-младший, а сейчас – еще и с десяток внуков. Пройдет лет десять, и можно будет ждать правнуков. Жаль, что ты едва ли сможешь с ними познакомиться, Доктор.
- А ты не захочешь к ним вернуться? – тихо произнес тайм-лорд.
- Доктор! – взмолилась Роуз – Я не смогу! Я не представляю, каким чудом здесь оказались вы с Тардис. Я знаю, я чувствую, как ей непереносима каждая минута здесь в параллельном мире. И я знаю, что если отправлюсь с тобой, мне придется выбирать и придется это сделать прямо сейчас.
- И что ты выберешь?
- Как мило, что ты все же спросил? Есть вероятность, что ты сможешь расслышать ответ – Роуз с трудом сдерживала эмоции - Я сделала свой выбор сорок лет назад, и очень надеюсь, что смогу последовать ему хотя бы сейчас.
- Но ты же потеряешь их всех и они потеряют тебя? – он сжал ее руку так, что Роуз покривилась от боли.
- Я не знаю, какие обыкновения были на Галлифрее, но у людей родители и дети смотрят в одну сторону – дети – вперед, а родители – на своих детей. Но главное умение человеческого родителя состоит в том, чтобы вовремя отпустить своих детей, позволить им жить своей жизнью. Мы с Джоном не упустили его, и сейчас мне остается только со стороны радоваться их успехам, утешать их в печалях. Но печали, по счастью, зачастую обходят их стороной – Роуз постаралась быть как можно более убедительной – И потом… Я слышала голос с месяц назад, как тогда, после Кэннери-Уроф… Он звал меня. Сначала я не хотела его слушать, но разминуться с тобой я больше не могла. Я рассказала семье, и они в один голос сказали «Это твой шанс!». У меня был месяц, чтобы привести в порядок свои дела, рассказать им, как я их люблю, и приготовиться к встрече…
- Вот как! – у Доктора закружилась голова от плотности разговора, который он вел сейчас со Вселенной.
- Но ты же можешь еще вспомнить про свои темные омуты, поднять на свет старые грехи, убедить себя и меня, что ты недостоин? – не унималась Роуз, которая, похоже, решила разом расставить все точки над i.
- Какого…., Роуз! Да, я знаю, что недостоин, но мне плевать на это. Я просто хочу, чтобы ты была рядом со мной, независимо от того, заслуживаю я этого или нет! Мы оба знаем, что рядом с тобой я становлюсь лучше, если хочешь, достойнее. И я больше не хочу терять время, ни единой минуты! – Доктор вспылил, не отдавая себе отчет, что дискутирует он в первую очередь с самим собой.
- Время… - печально сказала Роуз – В этом-то и вопрос – сколько времени ты хочешь, ты готов провести со мной – час, день, неделю?
- Я хочу быть с тобой все время, что отпущено тебе… нам – ответ пришел сам собой.
- Пусть будет так! – Роуз приблизилась и торжественно произнесла – Я согласна путешествовать с тобой, Доктор, столько времени, сколько есть у меня. Я хочу этого. Я…
Ее спич был прерван коротким, смазанным поцелуем и крепким объятием, неожиданным для хмурого мизантропа, каким казался этот Доктор… Ее Доктор.
Роуз рассмеялась, украдкой утирая слезы, она тоже обняла повелителя времени. Несколько минут они стояли молча, осознавая свое счастье. Наконец Роуз слегка отстранилась и, едва сдерживая смех, продолжила:
- И еще одно, сразу хочу предупредить, мой милый Доктор, - с возрастом мой характер не улучшился, и если какая-нибудь томная страдалица в моем присутствии будет бросаться на тебя, убеждая в твоем безграничном вселенском одиночестве, то я не поленюсь и прорежу этой дамочке ее перья… Торжественно обещаю и клянусь!
- Мне определенно по душе твой энтузиазм, моя дорогая! – Доктор заразился ее весельем, подхватил ее и прижал к себе. Ответом ему был легкий поцелуй в уголок рта, который показался почти целомудренным, если бы не кончики пальцев, скользнувшие в этот момент по седым завиткам на его шее. Невинная ласка стала обещанием чего-то большого и прекрасного.
- Но прежде чем мы… - Доктор сделал неопределенный жест рукой, который мог означать и приключения во времени и пространстве, и долгожданные минуты уединения – Предлагаю заглянуть на чай к одному моему другу, собственно, нашему общему другу?
- Я заинтригована и согласна на все! – Роуз не могла не улыбаться – Только сначала я хотела бы попрощаться со своими?
Тардис организовала конференцию. Услышав перекличку десятков голосов, признававшихся в любви его Роуз, он на миг засомневался и хотел было отговорить ее от этой затеи. Но эти любящие голоса так же желали ей удачи и ни секунды не сомневались в том, что она будет счастлива.
«Кто я такой, чтобы спорить с мирозданием и с судьбой?» - подумал Доктор и шепнул Тардис – Лондон, двадцать первый век, ближайший из четвергов…

@темы: Doctor Who

URL
   

Всего понемногу

главная